TopBannerPhoto
18 ноября 2017 г. 10..12°C    Поиск Регистрация  Вход
Patelka Dental
Dr. Volchonok, DDS
 Новости Минимизировать

Dr. Volchonok, DDS
 Досуг Минимизировать

 О серьезном Минимизировать

 Личное Минимизировать

 Домашнее Минимизировать

 Лев Левинсон Максимизировать

 Наппельбаум. Известный и неизвестный Минимизировать
Лев Левинсон
 
Наппельбаум. Известный и неизвестный
Nappel.jpgВ истории фотографии немало славных имен мастеров, творивших в жанре портрета. И все же среди них имя Моисея Соломоновича Наппельбаума  является, пожалуй, наиболее значительным. Родившись в 1869 году, он прошел долгий жизненный и творческий путь. Судьба распорядилась так, что ему посчастливилось встретиться с выдающимися людьми двух важнейших исторических этапов: периода, когда на смену Х1Х веку пришел век ХХ, и эпохи становления новых социальных отношений после октября 1917 года. (Анри Вартанов –«Советское фото»,  №11-1988).
«Замечательный советский фотопортретист М. Наппельбаум сделал за свою долгую жизнь великое множество снимков, запечатлевших выдающихся общественных деятелей, представителей литературы, искусства, науки. Рассматривая его портреты, будто встречаешь давно тебе знакомых, внутренне значительных, наделенных сложной духовной жизнью людей. И вместе с тем узнаешь почерк фотохудожника, которого затем уже никогда не спутаешь с кем-либо еще. Его отличает не только приверженность к одному источнику света, дающему глубокие тени, выявляющему характерные черты лица, Наппельбаум работал в той разновидности жанра, которую можно было бы назвать психологическим фотопортретом. Минимум внешних эффектов, аксессуаров, скупость жестов и поз, и при этом умение раскрыть внутреннее состояние человека, глубинные грани личности». – (Анри. Вартанов - "Советское фото", № 1, 1986).
«Моисей Соломонович Наппельбаум для меня – это целая эпоха.  Это человек был не просто фотографом, но, мне кажется, он умел видеть и передавать сущность своих героев. У него был добрый взгляд и он умел отразить свою любовь и свое видение. Его портреты отличаются красотой и особой выразительностью» - Наталья Соломоновна Михоэлс
 Наппельбаума помнят не только за фотографии в ателье, но и за то, что он внёс существенный вклад в развитие портретной фотографии. Внедрённые им методики сейчас воспринимаются как само собой разумеющееся.
 Наппельбаум был выдающийся фотомастер, создавший собственную, только ему присущую творческую манеру исполнения студийного фотопортрета. В основу этой манеры он положил особые приемы работы со светом, позволяющие создавать аскетичный и одновременно яркий и достоверный образ портретируемого. При кажущейся простоте портреты Наппельбаума полны внутреннего драматизма.
 Интерес автора этой статьи к Наппельбауму – вызван тем, что Моисей Соломонович «подарил» ему жену http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=962
в результате чего возникла идея собрать, разбросанные по всему миру работы М С Наппельбаума, благо к этому есть и повод – в декабре этого года исполняется 140 лет со дня его рождения.
 Каждая деталь жизни и творчества таких людей, как Моисей Соломонович, значительна и важна. И почти каждая фотография из семейных альбомов - есть черточка того времени, которое нам предшествовало, и, не уважая наше прошлое, нельзя стать достойными людьми.
 Мною был собран и обработан огромный материал, относящийся к жизни и творчеству Моисея Соломоновича. В результате этого были обнаружены ряд ранее неизвестных и нигде ранее не публиковавшиеся работ, каждая из которых связана со своеобразной историей.
Я немного нарушу ход хронологического повествования и начну не с ранних работ Наппельбаума, а с работы, сделавшей его известным за пределами революционной России и сделавшим его одним виднейшим советским мастером портрета.
 
История создания замечательного портрета В И Ленина 

Lenin.jpgНаппельбаум по праву считался и считается виднейшим советским мастером портрета, а его путь в советское фотоискусство начинался в 1918 г со знаменитого на весь мир портрета В И Ленина.  Портрет сделан в те годы,  когда, казалось,  мир перевернулся!  Ленин - вождь,  совершивший революцию,   который поведет народ к Светлому Будущему!  Именно в этот момент и в период  "святого" почитания  сделан этот снимок,  который ярко передал  чувства фотохудожника  Наппельбаума.  То,  что  это  автор "красного" террора, уничтоживший  русскую интеллигенцию и положивший начало  массовым репрессиям  и голоду  -  еще не известно. Это все несколько позже.
 Интересно как сам Наппельбаум рассказывает о своей работе над портретом Ленина:
 «По дороге в Смольный я с волнением думал о предстоящей встрече с великим человеком. Удастся ли мне сделать достойный портрет?»
 Портретов Ленина в то время еще не было. Наппельбауму предстояло первому запечатлеть его образ для истории.
 «Я смотрел на склоненную над столом голову Ленина, старался уловить энергичный, живой взгляд его чуть прищуренных глаз, в которых светился острый, пытливый ум. Я следил за быстро меняющимся выражением его подвижного лица. В его лице, в каждом жесте, в том, как он разговаривал, как смотрел, слушал, в брошенном на меня взгляде — во всем чувствовались неподдельный интерес, глубокое уважение к человеку
 Какими неуместными показались мне все мои излюбленные приемы, световые эффекты, изломанные линии! Я понял, что только совершенными, самыми строгими и незатейливыми средствами можно правдиво воплотить образ Владимира Ильича.
 Я решил сфотографировать голову Ленина крупным планом. Чтобы очертить линию его широких плеч, я вложил пластинку горизонтально, а чтобы передать его полный ума, живой, прозорливый взгляд, попросил Владимира Ильича смотреть в аппарат.
 Меня тревожил серый, однотонный свет хмурого дня. И вдруг выглянуло солнце и осветило своими лучами Владимира Ильича...
 Когда В. И. Ленину показали его портрет и попросили автограф для распространения фотографии, он поставил свою подпись. А затем на том же листе бумаги внизу написал:  «Очень благодарю товарища Наппельбаума. Ленин».
  Признаться, я был потрясен, неожиданно получив благодарность от Владимира Ильича... («От ремесла к искусству», М., «Искусство», 1958).»
 
Дальше проследим некоторые хронологические вехи на пути Мастера.
 
Петроград 1914 -1916ггBasyaRosener.jpg
К этому периоду относятся ранние работы Наппельбаума, датируемые 1914 – 1916 г.г., история обнаружения их очень поучительна .
Как-то мне поручили рутинную работу. Надо было отсканировать, отреставрировать, насколько возможно, и записать на диск около сотни старых фотографий. Заказчик, моя хорошая приятельница Женя Розеноер, сказала при этом: «Ты знаешь, у меня валяется куча старых фотографий, с которыми я не знаю что делать. Выбросить жалко, а смотреть на них тошно и неудобно. Отсканируй их и запиши на диск. Особенно не  выпендривайся».
Сказано, сделано. И я приступил к работе.
 И вдруг – среди множества серых работ Rosener.jpgбриллиантом сверкнули 4 работы Наппельбаума.
«Откуда  это у тебя?» – спросил я у Жени. Стали разбираться и выяснять.
 К счастью живы ее родители. Правда и они уже многое забыли. Единственно, что  вспомнили родители Жени,  так то, что, живя в Петрограде, их родители фотографировались у Наппельбаума. Мне нравится, что персонажи смотрят в объектив и, таким образом - на зрителя. Это создает эффект непосредственного общения. Мы видим глубокие, проникновенные образы интересных людей. По освещению - это не лучшие работы
Наппельбаума - свет с противоположной стороны придал бы изображению несколько большую  объемность. Хороша работа над живописным фоном.  Портрет молодого человека - интересен и глубок, но технически, видимо, пострадал. Как и во многих других работах - видна школа мастера, видно, что он "вырос"  на классическом живописном портрете...

После двухлетнего путешествия
Adlerberg.jpgГраф Николай Николаевич Адлербег до революции был полномочным послом российского двора при дворе правителя Баварии.
С началом Первой мировой войны был интернирован немцами и два года добирался до России.
По прибытию в Петроград был сфотографирован М С Наппельбаумом
 
 
 

Анна Андреевна Ахматова
Ahmatova.jpg• В пол-оборота, о, печаль!
На равнодушных поглядела.
Спадая с плеч, окаменела
Ложно-классическая шаль.
• Зловещий голос – горький хмель –
Души расковывает недра;
Так – негодующая Федра –
Стояла некогда Рашель.
• О. Мандельштам
 

Анна Ахматова, русская поэтесса, снискавшая славу еще до начала первой мировой войны. Она как будто была избрана самой судьбой испытать неосознанную и просто унаследованную от прошлого ее современниками систему ценностей сперва под действием той волны энтузиазма, которая захлестнула массы в предвкушении грядущего коммунистического рая, а затем в условиях безумного репрессивного режима - сталинского тоталитарного государства
 
Музыкальное трио им. Станиславского К. С.

На аукциStanislavski.jpgоне Russian Art and Books я обнаружил фотографию
«STANISLAVSKY TRIO», сделанную М С Наппельбаумом в Москве в 1929 г. По моим изысканиям на ней изображены молодой пианист Лев Николаевич Миронов, совместно со скрипачем Михаилом И…  Каревичем  (з.а. РСФСР) и виолончелистом Владимиром Адаматским.
В музыкальных кругах Лев Миронов был уже известен, не только тем, что выступал в академическом музыкальном трио имени Станиславского, но и тем, что в течение многих лет был аккомпаниатором Любови Петровны Орловой.
Любовь Петровна получила классическое воспитание и испытывала особое уважение и тягу к классической музыке, к «высокому искусству», к академическому стилю исполнения. Именно поэтому она была заинтересована в таком высокопрофессиональном аккомпаниаторе и партнере как Лев Миронов. Со временем их сотрудничество стало постоянным, а «Левушка» превратился в незаменимого спутника и помощника. Он был с ней в эвакуации, на концертах в госпиталях и на фронте. Он сопровождал ее в бесчисленных гастролях по стране, помогал выдерживать стрессы и нагрузки, ограждал от назойливых поклонников, утешал в усталости. Он был скромным, немногословным, но преданным и надежным. В каком-то смысле он отказался от своей индивидуальной карьеры и остался «в тени» своей знаменитой партнерши. Но трудно переоценить его значение в ее жизни. Левушка и его жена, тоже Любочка, были почти что, членами семьи Орловой и Александрова.
К сожалению большего о Каревиче  и об Адаматском мне ничего не удалось найти.
Мне бы очень хотелось, чтобы Вы уважаемые читатели, подтвердили или опровергли эту мою версию
 
Как советская балерина Екатерина Гельцер стала баронессой Маннергейм

Geltser.jpgЕкатерина Васильевна Гельцер (15.02.1876 - 12.12.1962) -  прима балерина Мариинского и Большого театров, Заслуженная артистка РСФСР ознаменовала своим творчеством торжество московской исполнительской школы и всего русского балета, одновременно с этим, будучи балериной совершенно неповторимой и глубоко индивидуальной.
 Однако в холодном Петербурге Гельцер не задержалась – протанцевала пару сезонов в Мариинке, и вот Гельцер в Москве. Здесь ее боготворили: «Блистательна!» – были единодушны московские газеты.  Посмотреть на Гельцер приходили Ермолова, Станиславский, Немирович-Данченко. А знаменитый журналист Влас Дорошевич ухитрялся приезжать из Петербурга в Москву на все балеты с участием Гельцер, а потом писал ей трогательные письма.
 За кулисами судьба свела Катерину с Карлом Густавом фон Маннергеймом. Он был потомком викингов – сын шведского барона и финской графини.
 Пришел октябрь 1917. Плохо стало с балетом после 1917-го.
 Как Гельцер удалось вписаться в советскую жизнь? Сперва, она сделала заядлым балетоманом Анатолия Луначарского. Он то и свел ее с Ильичом. Это знакомство стоило многого.
 И Гельцер танцевала! И как танцевала!
А где же Маннергейм -  Ясноглазый Рыцарь (так она его называла)? 
 Он уже генерал от кавалерии  Финляндской армии, он в Финляндии, а она в Москве. 
 Но …
В Москве он объявился как снег на голову под чужим именем в студеные январские дни сразу после смерти В И Ленина. Он приехал за Катериной. Они должны немедленно обвенчаться. Невесте было под пятьдесят, жениху – около шестидесяти.
Dodin.jpgДалее я предоставлю слово племяннику Екатерины Гельцер – Вениамину Додину, портрет которого в пятилетнем возрасте, выполненный Наппельбаумом, уже после описываемых событий, приведен выше: «Бабушка вспоминала: «третьего дня ночью как на голову свалился укутанный в башлык Густав Маннергейм. Вошел в отворенные мамой двери. Кивнул, мама кинулась, было приглашать, но он остановил ее, и с порога объявил: "Фанечка! Извини... Я - за Катериной... Нам с нею - обвенчаться непременно!.. В церкви или браком гражданским... Но непременно!»
  Сразу возникли проблемы. Первая: невеста - православная, жених... Он вроде лютеранин?
И вторая проблема: как выбрать храм, в котором бракосочетание должно быть освящено? Решили обратиться к преподобному отцу  Тихону, с которым мои родители, были в дружбе много лет. Преподобный Тихон принял родителей моих в своем монастырском уединении тепло».
«СообщениеF. Dodina.jpg мамы о приезде Маннергейма Тихон принял спокойно и порекомендовал церквушку на Поварской. В церковку на Поварской пробирались ночью, тайком. Екатерина в наброшенной белой шали и шиншилловой шубке поверх бального платья.
За ней след в след тропки - ноги не поставить, - Густав в длинной старой уланской шинели. Ноги в бурках. Треух до глаз. Крепко держит откинутую к нему Катину руку. За ним - вся тепло укутанная, - Фаня … будущая мама Вениамина. Муж – Зальман придерживает ее под локти - она "на сносях", вскорости родиться Вениамину Додину. Из церквушки на Поварской Катя и Густав вышли за полночь. С ними "свидетели по жениху" - мой отец, и  "свидетели по невесте" - Мария Петровна Максакова и будущая мама Вениамина - Вот фотографию бы еще... – Густав вдруг произнес мечтательно. - Хорошо бы фотографию сделать... На память... Полагается так. Ясно? Тут самый немногословный участник сборища - будущий мой отец - предложил: - В получасе хода, на Кузнецком, устроился Наппельбаум....» Моисей Соломонович Наппельбаум фотограф-художник, имел, в своZalmanDodin.jpgе время, фотографический салон в  Петрограде, рядом с госпиталем Преображенского полка, где работала Фанечка – Ф И Додина. Часто врачи и раненые шли к Наппельбауму «запечатлеется на память». Там чета Додиных и познакомились с Мастером, и подружились.
И в двухэтажном доме, что на углу Кузнецкого моста и Петровки и были сделаны фотографии новобрачных и компании, из которых сохранилась только одна – Екатерина Гельцер в день свадьбы с Густавов Маннергейном. Снимки были быть готовы к полудню. Негативы - уничтожены... Дело в том, что Наппельбаум, будучи "придворным" фотографом, не стал рисковать и даже не подписал фотографию и сделал всего два отпечатка.
Тут бы, сразу после венца – и в Европу, но новоявленная баронесса Маннергейм слегла с  двусторонней крупозной пневмонией и Карлу пришлось отправиться в Финляндию одному, он не мог провести с Катериной в Москве ни одного лишнего дня – ЧК не дремлет».

 О пользе табака в  искусстве фотографии
Mihoels.jpgМихоэлс много курил... Когда его пригласил к себе в фотоателье Моисей Соломонович Наппельбаум, он запасся папиросами,  зная, что знаменитый Мастер долго ищет нужный ракурс, усаживая в легендарное кресло.  Кресло, в котором сидели,  и Станиславский, и Мейерхольд, и Качалов, и Козловский, и Ойстрах, и Ахматова, и Пастернак, и Шостакович... не хватило бы тетрадки, чтобы перечислить актеров. Писателей, поэтов, композиторов, художников, всех, кто облокачивался на те подлокотники с львиными головами. Актер разговаривал, с возвышающим над ним фотографом на мамелоши, на великолепном идиш,  с хохмами с притчами, как умел Михоэлс. Но что-то не получалось с позой, с говорящими руками, пока  Соломон Михайлович не попросил разрешения закурить. И то, как он доставал пачку из кармана брюк,  и то как вынимал из нее сигарету, как прикуривал,  как держал ее между пальцами, как «смачно» затягивался и выпускал дым, не ускользнуло от опытного глаза Мастера и в миг решило композицию портрета.
«Жаль, что Вы ни не курите,  Моисей Соломонович. а то бы мы бы до ночи разыгрывали пьесу «О пользе табака в  искусстве фотографии»- пошутил актер. ( Илья Рудяк «Чемодан Михоэлса»)
 
Птенцы гнезда Наппельбаума
Forokurs.jpgВ следующей работе Наппельбаум выступает необычной для нас роли – роли воспитателя молодых фотомастеров или как, сейчас модно говорить, проводит мастер класс.
Здесь Наппельбаум запечатлен среди слушателей фотокурсов, проводимых в 1929-30 гг в Москве.
 Эту фотографию мне прислала  из Минска Елена Шалимо Нам удалось проследить судьбу двоих слушателей – это В.Н. Дагаев и В. Н. Лупейко.
Человек, отмеченный «птичкой», -Владимир Николаевич Дагаев. – он же дед Елены Шалимо.  Он родился в 1904 году 
в Туле, работал в редакции газеты "Коммунар" и в фотолаборатории при клубе ТОЗ
(Тульского оружейного завода). В октябре 1941 года был
призван в армию, и в составе редакции газеты "Во славу
Родины" дошел до Берлина. После войны Владимир Николаевич
работал в газете "Звязда" (одна из старейших республиканских
газет Белоруссии). Дагаев ушел из жизни в 1975 году после
тяжелой, продолжительной болезни,
Второй слушатель – молодой человек с фотоаппаратом, зовут его Владимир Наумович Лупейко. До войны он работал фотокорреспондентом БЕЛТА по Брестской и Пинской областям, заняв эту должность осенью 1939 года.
  22 июня 1941 года Лупейко встретил в Бресте. Работал в подполье. В начале 1942-го ушел в партизанский отряд. Ходил на боевые операции, но не только с оружием, а обязательно – с "ФЭДом". Считал себя по-прежнему фотокором БЕЛТА по Брестской и Пинской областям. Во время войны Владимир Лупейко встречался в партизанских лесах с одним из организаторов всенародной борьбы в тылу врага, секретарем ЦК ЛКСМБ, уполномоченным ЦК КП Белоруссии подполковником К.Т.Мазуровым.
 Фотокор БЕЛТА Лупейко побывал за войну
практически во всех отрядах Брестского и Пинского соединений. А переходы - представляете, какие? Приходилось преодолевать водные преграды, переходить
охраняемые железные и шоссейные дороги, двигаться мимо гарнизонов противника, остерегаться засад. Ходили пешком, иногда
верхом на конях, с оружием наготове. Писал в газету о людях, которых знал лично, о случаях и боях, свидетелем и участником которых являлся. Вообще, надо сказать, авторский актив партизанской газеты был весьма широким. А сама газета - маленькая, поэтому приходилось писать экономно, кратко. После войны фотокор БЕЛТА Лулейко снимал уже ратный труд. Много привез он снимков с целины. Хотя работать там было очень трудно. Представьте: степь, палатки, землянки. Его гостиницей и лабораторией чаще всего была землянка...
 Несколько лет назад Владимир Наумович Лупейко ушел из жизни.
Вот такие две судьбы слушателей фотокурсов, на которых преподавал Моисей Соломонович Наппельбаум и я буду благодарен всем, кто сможет прояснить судьбу и других слушателей.

«Сваха» Наппельбаум»
 
Laskin.jpgРанней весной 1935 г. двое молодых людей будущий писатель – юморист Борис Савельевич Ласкин и его старший брат Марк, прогуливались по Кузнецкому Мосту
День был погожий, братья никуда не спешили и, поэтому, медленно фланируя и постоянно заглядывая в витрины магазинов, они продвигались вниз к Петровке
У дома № 5 на левой стороне Петровки они остановились.
Дом этот был почти ничем не привлекателен среди пестрящих витрин здешних зданий. Заведение, которое располагается здесь, становится интересно, только если необходимо сфотографироваться, отредактировать свой фотопортрет или получить другие услуги фотохудожника и  стали обозревать витрину фотоателье,
в котором трудился знаменитый М. С. Наппельбаум — фотохудожник, вошедший в историю отечественной фотографии
Перед ним предстала огромная  витрина, заполненная многочисленными портретами. Внезапно их внимание привлекла фотография молодой девушки под названием «Невеста».
Lask.jpgА надо сказать, что оба брата были известными московскими ловеласами. «Ба! – воскликнул один из них – это как раз невеста для меня!» «Нет для меня» – воскликнул другой.
Впоследствии каждый их них утверждал, что это он воскликнул «Ба!».
Но не в этом суть. Они открыли громоздкую стеклянную дверь и через тамбур попали в  фотоателье. Фотоателье работало в обычном режиме. Посетители получали квитанции на кассе, быстро делался снимок, и клиентам оставалось только забрать готовое фото.
«Могли бы мы получить адрес молодой прекрасной девушки, портрет которой выставлен в витрине» - обратились молодые люди к приемщице
Но молодая приемщица была непреклонной и только появление самого Наппельбаума позволило решить проблему с именем и адресом «Невесты»
Ею оказалась некто Софа Фельтенштейн студентка 3 курса МИСИ.
Дальше все было, как говорится делом техники и уже 18 декабря этого же 1935 г «Невеста Наппельбаума» вышла замуж за Марка Ласкина, но перед этим Марк также решил сфотографироваться в качестве уже официального жениха у своего «свата» - М.С. Наппельбаума
Молодые прожили долгую и счастливую  жизнь и в 1985 г. справили ЗОЛОТУЮ СВАДЬБУ, а «Невеста Наппельбаума» дожила до 92 лет, окруженная любовью дочери, внуков и правнуков.
Вот так знаменитый Наппельбаум невольно стал свахой, а я (Лев Левинсон)  через почти 30 лет, после описываемого события, стал мужем дочери «Невесты Наппельбаума» Софьи Ласкиной – Ирины.

За две недели до Великой Отечественной

Tamara.jpgЭто были последние снимки мирного времени семьи Цукерманов.
Через 2 недели начался совсем другой отсчет времен и событий.
 Много пришлось пройти.
Вначале был Горький, куда они попали после знаменитого 16 октября, когда казалось, что немцы вот-вот войдут в Москву. А потом война погнала их семью все дальше и дальше. Маленькая Тамара хорошо помнит весь этот путь. Сначала из Горького в Астрахань по Волге. Их пароход несколько раз обстреливали немецкие самолеты. Когда возникла угроза и там, они эвакуировались в теплушках к Челябинску. Их бомбили и, хотя бомба попала не в их вагон, а в соседний, но и их вагон сгорел со всеми пожитками. Вскоре после этого умер в дороге полуторамесячный Тамарин брат Лева и был похоронен где-то в пути.
После ЧеTsukerman.jpgлябинска была Караганда и только в 1944 году семья вернулась  домой в Москву.
 Многое пришлось пережить, но всегда светлым пятном, светлой вехой
оставались, бережно хранимые фотографии сделанные Наппельбаумом и воспоминания обэтом светлом довоенном дне.
 
 
 
 
 
 
 
 
Уланова Галина Сергеевна
 
Ulanova.jpg«Передо мной была не вообще балерина, а Уланова – воплощение поэзии… Мне хотелось воспроизвести обаяние ее совершенного таланта, восхитительную прелесть ее танца, пленительную прозрачность и нежность, которые сочетаются  с жизненной силой, вдумчивым проникновением в образ» -
М. Наппельбаум «От ремесла к искусству»
 
 
 
 
Еще одна фотография, но без истории

Poet1925.jpgЭто фотография группы ленинградских поэтов, сделанная Моисей Соломоновичем  27 сентября 1925. На ней мне удалось распознать Ахматову А. А., Кузмина М. А., Каверина В. А., Слонимского М. Л. и Федина К. А., и я также буду благодарен всем, кто поможет прояснить, кто же еще запечатлен на этом снимке.
 
 
 
 
Дорогие читатели! Если кому-то из вас случайно покажется знакомым кто-то еще на приведенных фотографиях или вы захотите, что-либо дополнить или исправить, то напишите, пожалуйста, на адрес редакции сайта:… либо
на мой адрес:
levirene@gmail.com
 Я буду благодарен всем, кто согласится поделиться со мной имеющимися у них материалами, относящимися к жизни творчеству М С Наппельбаума, их можно послать на адрес редакции …или на мой адрес levirene@gmail.com

Доска Объявлений
TELEPROM
Copyright © 2007-2014. PhilaRu.com О нас Условия использования Соглашение о безопасности