TopBannerPhoto
18 ноября 2017 г. 10..12°C    Поиск Регистрация  Вход
Patelka Dental
Dr. Volchonok, DDS
 Новости Минимизировать

 О серьезном Минимизировать

Dr. Volchonok, DDS
 Домашнее Минимизировать

 Личное Минимизировать

 Досуг Минимизировать

 Филипп Теперов Минимизировать

Книга Филиппа Тeперова
 “По марафону жизни” 

Filipp.jpgУважаемые любители литературы. Вашему вниманию предлагается книга “По марафону жизни”, которую я написал сам. Это знаменитым людям пишут книги “негры”. А вообще, что нужно чтобы написать книгу? Как в старом пошлом анекдоте о любви, для этого тоже надо иметь три компонента: желание, время и материал. Правда, есть еще один компонент – талант, но большинство современных писателей как-то обходится без него.                                                                               
Так получилось, что времени у меня было много, потом в силу обстоятельств появилось и желание, а материала набралось более чем достаточно. Ведь на своем извилистом и крутом жизненном пути я часто оказывался в любопытных ситуациях и встречал много интересных людей. К примеру, взять гениального вождя народов генералиссимуса Сталина и его соратников, которых я многократно встречал, когда был музыкантом правительственного оркестра. В те годы я встречал и героя Второй мировой войны фельдмаршала Монтгомери, и великого вождя Мао-Дзе-Дуна, и обвиненного в поджеге рейхстага Георгия Димитрова, и многих других известных деятелей. Особенно детально я описал встречу фельдмаршала Монтгомери, поскольку она оказалась необычной. Об этом Вы можете прочитать в главе под названием “Наблюдения из ямы”.                                                                                            
Позже, когда я был наказан за болтовню и очутился на Дальнем Востоке в тех местах, где сходил с ума поэт Осип Мандельштам, я тоже встречал интересных людей, но другого типа. Таких, например, как моего соседа по нарам уголовника Костю Бурмистрова по кличке “фашист” и его товарищей. Об этом у меня рассказано в главе под названием “Дальневосточные зарисовки”.                                                      
Затем я недолго учился в одном престижном институте и одном университете, но окончить мне дали только один не очень престижный институт. Однако и здесь случались забавные эпизоды и встречались разные чудаки.
Работать инженером мне пришлось на Кавказе, в Средней Азии, на Украине и в четырех штатах Америки. Разные обстановки, разный язык, разные люди. Есть о чем писать.
Даже в военно-музыкальной школе, в которой я учился, оказались незаурядные личности и была мало знакомая читателям обстановка, о чем я написал в  главе “Очерки музыкальной бурсы”.     
И совсем уж неожиданно я встретил интересных людей в Америке, о чем повествует глава “Первое знакомство”.                                                                                                                        Известный писатель Семен Резник, проживающий в Вашингтоне, спустя какое-то время после получения с дарственной надписью книги “По Марафону жизни”, позвонил мне по телефону и сказал примерно следующее: он решил заглянуть в книгу и посмотреть о чем там написано “нырнул в нее и не вынырнул пока не дочитал до конца”.                                                                                                                                                       
Вот я и вам советую сделать то же самое.

Филипп Тeперов

 

Внимание! Вышла в свет книга Филиппа Теперова "По марафону жизни". Предлагаем вашему вниманию одну из ее глав.Тираж ограничен. Цена книги без пересылки $10.99. Заявки можно зарегистрировать по телефону: (215) 947-5891 или приобрести ее в магазине "Книжник" по адресу: 8342 Bustleton Ave., Philadelphia, PA


 ШПИОН Минимизировать

Филипп Теперов

Шпион

Наше поколение росло в обстановке постоянно нагнетаемого психоза шпиономании. Пограничник Карацупа и его верная овчарка Ингус были героями нашего времени, а подозрительность и бдительность - основными чертами нашего характера. Газеты тех времен буквально пестрели сообщениями о пойманных шпионах и диверсантах, а также об участии детей в этих операциях. Тому, кто по неосторожности спрашивал дорогу, особенно у подростка, предстояли серьезные неприятности. К нему сразу же приклеивалось несколько ребят, в то время как другие бежали доносить в милицию. А потом пойди докажи, что ты не верблюд. Нам внушали, что шпионы есть везде и что болтун - находка для врага. Но если у меня и были какие-то сомнения на этот счет, то они окончательно развеялись, когда оказалось, что шпион проник даже в наш оркестр. Фамилия шпиона, если память мне не изменяет, была Самсонов, но мы впредь для краткости будем называть его просто шпион. Он играл на флейте и был превосходным музыкантом. По мнению большинства в оркестре, выраженному после событий, шпион был до глупости неосторожен: увиливал от политзанятий, щегольски одевался, был непочтителен к начальству, а к тому же курил дорогие папиросы. Однажды шпион позволил себе наглость закурить в присутствии высокого начальства. Разумеется, это вызвало взрыв негодования и шпиону было сделано резкое и угрожающее замечание. Думаете что он побледнел и задрожал от испуга? Ничуть не бывало! Вынув папиросу изо рта и показав ее разгневанному начальству, шпион с обезоруживающей улыбкой сказал : Так это же "Фестиваль!" (то есть, очень дорогая папироса ). Надо сказать, что шпион был добрым человеком, жалел детей и когда мог, то подкармливал то одного, то другого в коммерческом кафе. И внешность у него была приятная, не шпионская, и сложен он был хорошо. Но вот однажды ночью в общежитие, где жил шпион, тихо вошли несколько человек. Предъявив дежурному удостоверения сотрудников МГБ, они выяснили, где спит шпион. Затем на цыпочках подкрались к спящему, набросились на него, надели наручники и выволокли к стоявшему у подъезда "воронку".
На следующий день в оркестре начался переполох, появились следователи и всех по очереди начали вызывать на допрос, опять надо было заполнять двухметровые анкеты и тому подобное. Оказалось, что представитель "органов" сделал руководству оркестра заявление, в котором утверждал, что арестованный флейтист является немецким шпионом и что под подушкой у него был обнаружен пистолет.
Через несколько дней после этого в оркестре пошли слухи, что приезжает Ворошилов. И сразу же начали сооружать "Потемкинскую деревню" и все было надраено до блеска. Но Ворошилов появился не сразу. Сначала прибыл какой-то подполковник МГБ, который прочитал нам лекцию, где основными словами были "ротозейство" и "бдительность". Лектор обвинял всех музыкантов оркестра в том, что они вовремя не распознали внедрившегося в их коллектив врага и не помогли органам безопасности своевременно изолировать его. После лекции оркестр был выстроен и минут через десять в коридор вошел Ворошилов в сопровождении нескольких высших офицеров. Затем были приветствия и небольшая торжественная церемония, все как положено, после чего Климент Ефремович вызвал из строя тромбониста Булынку и тут же нацепил ему на грудь орден Красного Знамени. Был зачитан Указ Президиума Верховного Совета, в котором говорилось, что Булынка награжден за проявленную бдительность и содействие в поимке крупного немецкого агента. После награждения художественный руководитель нашего оркестра генерал Чернецкий спросил, не желает ли Ворошилов послушать музыку. Тот милостиво согласился, и музыканты быстро уселись на свои места. Чернецкий объявил, что будет исполнена "Торжественная увертюра 1812-ый год" Чайковского. "Нет, нет, Сеня,- запротестовал Ворошилов,- ты мне лучше сыграй что-нибудь свое". Чернецкий быстро перестроился и был исполнен его марш "Биробиджан", построенный на использовании еврейских народных мелодий. Ворошилов остался доволен, похлопал Семена Александровича по плечу и сразу же уехал.
Спустя какое-то время стали известны подробности разоблачения шпиона. Оказалось, что незадолго до Первомайского праздника шпион пригласил тромбониста Булынку в забегаловку, которая находилась в полуподвале на Садово-Спасской и где подавали странную алкогольную смесь, носившую у музыкантов кодовое название "ФАУ-2". Этот напиток и эта забегаловка заслуживают отдельного рассказа наподобие рассказа Куприна "Гамбринус", но я ограничусь лишь одним эпизодом. Особенностью "ФАУ-2" было то, что он был самым дешевым алкогольным напитком и что его можно было поглощать в большом количестве, правда, при одном условии  - никаких движений головой. Пока голова неподвижна, сохраняется относительная ясность ума и веселое расположение духа. Но стоит шевельнуть головой, как человек молниеносно оказывается на полу, почти полностью перестает соображать и тут, конечно, ему не до веселья.
Эпизод, о котором я хочу рассказать, произошел еще до появления магнитофонной записи в СССР. В те времена все трансляции по радио были прямыми, днем и ночью. На этот раз должна была состояться передача для Южной Америки. В таких случаях мы ложились после обеда спать с тем, чтобы к полуночи быть в хорошей форме на радио. Однако двое наших музыкантов, кларнетист Гризбил и трубач Клопов, решили скоротать время в забегаловке. Набравшись "ФАУ-2" и шевельнув головами, оба музыканта оказались на полу и перестали соображать. Справедливости ради надо сказать, что они делали попытки встать, но не тут-то было! Тогда, повинуясь чувству долга, которое оказалось сильнее "ФАУ-2", Клопов и Гризбил поползли.
В это время на противоположной стороне широкой и заснеженной Садовой, под фонарем, где назначались свидания, стояла группа молодых людей. Среди них был один из наших музыкантов. В эти годы Москва была плохо освещена. Тем не менее, один из молодых людей, стоявших под фонарем, заметил, что вроде бы какие-то странные существа переползают Садовое кольцо. Хотя уличное движение в те времена было мало интенсивным, шансы остаться в живых у этих ползущих существ были ничтожными. Поэтому, рискуя собственой жизнью, несколько сердобольных молодых людей бросились спасать этих четвероногих. Подхватив ползущих подмышки, они успешно перетащили их на безопасный тротуар. И тут наш музыкант узнал своих коллег. Было вызвано подкрепление в виде двух дюжих музыкантов, которые поволокли обоих алкашей в общежитие, где они предстали, если можно так выразиться, перед лицом начальства. До начала нашего выступления по радио оставалось менее трех часов, и оба подвыпивших музыканта были незаменимы. Поэтому возникла проблема, как их вытрезвить. Учитывая состояние Клопова и Гризбила, были отвергнуты все известные способы отрезвления. Тогда слово взял веселый ударник Красницкий, ответственный до некоторой степени за дисциплину в оркестре. 
"Ломайте сосульки,- скомандовал он,- и чтобы они были не короче двадцати сантиметров."
"А для чего?"- поинтересовались мы.
"Потом узнаете",- загадочно ответил Красницкий.
Когда мы наломали и принесли требуемой величины сосульки, Красницкий взял бразды правления в свои руки.
"Снимайте штаны у этих шлимазл!- скомандовал он,- будем ставить холодные клизмы".
Я много читал об изощренных пытках средневековой инквизиции, следственных методах Гестапо и рыцарей Лубянки. Но я все же сомневаюсь, что жертвы там кричали сильнее чем Гризбил и Клопов. Причем если Клопов ревел как раненый динозавр, то в душераздирающих воплях Гризбила можно было разобрать слова: "Не надо больше! Не надо! Я все скажу!" В результате, когда мы прибыли на игру, Клопов и Гризбил были самыми трезвыми из нас.
Вот в этой самой забегаловке, из которой выползли Гризбил и Клопов, состоялось саморазоблачение шпиона. То ли под действием "ФАУ-2", то ли еще от чего-то, но шпион стал обливать грязью советскую власть и лично товарища Сталина, а потом сказал, что собирается в него стрелять на параде и просил Булынку, который стоял в оркестре впереди него, не мешать ему убить Сталина. В благодарность за это Булынка должен был якобы получить от неизвестных лиц огромное вознаграждение.
По общему мнению музыкантов оркестра, это была безумная и абсолютно неосуществимая затея, чистый "камикадзе". Во-первых, мишень была очень маленькой, так как стрелять можно было только в голову, посколько все остальное было закрыто трибуной Мавзолея. Во-вторых, расстояние от оркестра до Мавзолея было не менее сорока метров. В-третьих, надо было стрелять поверх голов проходящих войск из толпы. Большинство музыкантов относилось с недоверием к рассказу Булынки, так как это выходило далеко за пределы глупой неосторожности шпиона, но Булынка, с которым я прослужил вместе несколько лет, настаивал, что именно так все и было.
 


 


Доска Объявлений
TELEPROM
Copyright © 2007-2014. PhilaRu.com О нас Условия использования Соглашение о безопасности