TopBannerPhoto
18 ноября 2017 г. 10..12°C    Поиск Регистрация  Вход
Patelka Dental
Dr. Volchonok, DDS
 Новости Минимизировать

 О серьезном Минимизировать

Dr. Volchonok, DDS
 Домашнее Минимизировать

 Личное Минимизировать

 Досуг Минимизировать

 Мария МОСКВИНА Максимизировать

 Филадельфийцы. Бенджамин Вест Минимизировать
ЗНАМЕНИТЫЕ ФИЛАДЕЛЬФИЙЦЫ


Мария МОСКВИНА

Бенджамин Вест

West.jpgБенджамин Вест  занимает особое место в истории американской живописи. При­знан­­ный гением еще в молодые годы, Вест был в свое время виднейшим ху­до­ж­­ником, а его картины принадлежали к чи­слу лучших произведений живописи эпо­хи неоклассицизма. Постепенно нео­классицизм превратился в сумму омерт­ве­лых канонов и отживших догм, и свя­занное с ним творчество Веста было за­быто. Но ни прошедшие века, ни меняю­щиеся стили не затмили славы Веста, как выдающегося педагога и одной из наи­бо­лее привлекательных личностей в исто­рии искусства.
Бенджамин Вест провел отведенные су­дь­бой дни в полной гармонии с окружаю­щим миром, совершенно довольный со­бой. Его долгая жизнь проходила, как три­ум­фальное шествие – светло, ясно, ве­личаво. Никакие враждебные преграды не вставали на его жизненном пути, ника­кие злобные, темные силы не омрачали ду­ховный мир. Заложенные природные да­рования как будто только и ждали од­ного - его желания, чтобы вознести на вер­шину головокружительной карьеры.  
Вест родился в 1738 г. на западе Филаде­ль­фии в семье, которая состояла в ква­ке­рской об­щине. Десятый ре­бенок в се­мье хозяина гостиницы, ма­ленький Бен рос в местности, в те времена идилличе­ской, па­сторальной и добродетельной. Мир­ные индейцы все еще заселяли окре­стности и, по словам Веста, именно они позна­комили его с искусством живописи. Для раскрашивания лиц индейцы исполь­зо­вали грунт и научили Бена получать раз­ные цвета и оттенки, смешивая кра­с­ный и желтый грунты. Мать, как и все окру­жа­ю­щие, считала мальчика гением и позво­ля­ла пользоваться синей краской – индиго из домашнего красильного чана. Пу­ши­стый кот, конечно, недобровольно и до­вольно неохотно, снабжал шерсткой для кисточек. Таким образом, художест­вен­ная карьера Веста началась. Ему бы­ло около семи лет.
Первыми образцами изобразительного ис­кусства, на которых учился юный ху­дож­ник, были гравюры, сделанные с ев­ропейских картин, и пара портретов мест­ных живописцев. Он впитал уроки легко, как вдох и выдох.
К тому времени, когда Бену исполнилось тринадцать, он уже выполнил на достато­чно высоком уровне несколько заказов на портреты и его приняли в Benjamin Frank­lin’s College of Philadelphia, как почетного студента на полную стипендию. Колледж был, вероятно, самым снисходительным и нетребовательным к студентам учеб­ным заведением. Вест даже не учился грам­матике. Вместо этого он заполнял го­лову поэтическими строками, поучитель­ными историями, а плетеную корзину – рыбой, пойманной в Schuylkill River.
Необычайно обаятельный, красивый мо­лодой человек, Вест привлекал окружаю­щих безмятежным, спокойным нравом, оча­ровывал милой непринужденностью. Чувствовал себя легко и свободно в наи­более зажиточных и процветающих кру­гах филадельфийского общества. William Allen – богатый торговец обеспечил ода­ренного юношу средствами для поездки в Италию. В 1759 году Вест взошел на ко­рабль и отплыл в Европу – первый из числа американских художников, которые в последующие столетия отправятся учи­ть­ся живописи в Старый Свет.  
В 21 год Вест оказался в Италии. В Риме он был встречен с восторгом. Знатоки ис­кусства мгновенно прониклись уваже­ни­ем к талантливому американцу, прибыв­ше­му из далекой, «дикой» глуши. В каче­ст­ве радушного приветствия римская эли­та решила поразить заморского гостя сво­ими сокровищами. Увидев известную статую Аполлона Бельведерского, Вест (с присущей ему восхитительной смесью почитания и веселой иронии) воскликнул: «О Боже! Он выглядит в точности, как воин племени могавков!».
Но Вест понимал, что никогда не добьет­ся успеха без се­рь­езной учебы и исполь­зо­вал все возможности, какие ему пред­ставились. Он про­вел в Италии три го­да, делая копии картин великих мастеров Воз­рождения – Тициана, Ра­фаэля. Ква­кер­ская су­щ­ность Веста прискорб­но стра­дала от манеры ита­льянцев выделять и под­черкивать в произведе­ни­ях живописи радость чувст­вен­ных удовольствий. «Цель искус­ства, - утверждал он, - не ра­довать глаз, а возвышать душу».
Вест успешно решил эту проб­лему в сво­их полотнах, поста­вив плоть в подчинен­ное положение, со­здавая кар­ти­ны, кото­рые стали нагляд­ными пропо­ведями и по­уче­ниями.    
Поскольку идея соответство­ва­ла усили­вающемуся  влиянию неоклас­сициз­ма, творчество Веста получало все бо­лее вы­сокую оценку. В 24 года худож­ник направ­ляется с миссией воплощать свои бла­городные устремления в Лондон.
Лондон, как и Рим, мгновенно растаял пе­ред невозмутимым блеском Веста.  Пер­вое масштабное полотно, выполненное им в классическом стиле на библейскую те­му, немедленно заслужило похвалу и поддержку прелатов англиканской церк­ви.  Картина West«Agrippina with the Ashes of Ger­manicus»,.jpg«Agrippina with the Ashes of Ger­manicus», написанная в 1769 г., при­несла покровительство короля Георга III. Король – человек строгих взглядов, на­зы­вал художника «мой друг», и это были не просто слова. Дружеские отношения с Георгом III, несмотря на откровенный аме­ри­кан­ский патриотизм Веста, продол­жались более сорока лет.
Захваченный идеями европейского про­све­щения Вест жаждал писать живо­пис­ные полотна на исторические темы. В со­от­ветствии с воззрениями неокласси­циз­ма, персонажи исторических картин дол­ж­ны были быть облачены в римские тоги, не­зависимо от времени и места изо­бра­жаемых событий. В процессе работы над по­лотном «The Death of General Wolfe» Вест решительно отверг совет окружаю­щих, в том числе ко­ро­ля, изобразить ге­роев в римских одеяниях. Он на­пи­сал пе­р­cонажей в воен­ной в форме времен оса­ды Квебека, как это бы­ло в реально­cти. Кар­ти­на имела ус­пех, и Вест стал осно­во­положником нового направления жи­во­писи – создания исто­рических полотен на со­временные темы.
Исторические картины рас­ценивались в то время, как вы­сшая форма изобрази­те­льного искусства, в которой гос­под­ству­ю­щее место занимала Франция. Англичане почув­ст­вовали, что в лице Веста они мо­гут оде­ржать победу над французами не только на полях сражений, но и в области ис­кусства. В работах Веста они видели бла­городство и великолепие, заключен­ные в строгие рамки истинно классиче­ско­го стиля. Восхищение вновь взошед­шей звез­дой привело к образованию в 1768 г. Королевской академии искусств. Вест был одним из ее основателей и пос­ле смерти Рейнолдса стал президентом.     
Работая над живописными полотнами, ху­дожник стремился мыслить широко, ру­ководствоваться нравственными и эсте­тическими категориями. Знаменитое по­ло­тно West Penns.jpg“Penn’s Treaty with Indians”, создан­ное Вестом, когда ему было 35 лет, под­тверждает его твердую веру в то, что «ис­кусству живописи дана реальная сила обес­печить бессмертную славу лю­дям, из­вестным благо­род­­ными деяниями, и вос­­пламенять сердца и разум будущих по­ко­ле­ний великими примера­ми». На кар­тине Вест изобразил важный исто­ри­чес­кий момент, когда Вильям Пен, основа­тель штата Пенсильвания, ку­пил у индей­цев землю и заключил с ними мирный до­го­вор. Замысел картины ху­дож­ник мас­тер­ски выразил через композицию - про­сторную, яс­ную, спокойную. Он изо­б­ра­зил персонажей в класси­ческих позах, при­дав им величест­венность и монумен­та­льность. Солидная фигура Пена доми­нирует на полотне. Его руки раскинуты в широком жесте, означающем одновре­мен­но «отдавать» и «забирать».
WestColonel.jpgКартина «Colonel Gye Jonson» - одна из не­многих портретных работ Веста. «В мо­ем понимании, – говорил он, - создание по­ртретов – напрасная и бесцельная тра­та таланта». Но, очевидно, Вест считал пол­ковника Джонсона достаточно яркой ли­чностью и счел возможным потратить время на написание портрета. Джонсон был главным уполномоченным короля в ко­лониях по англо-индейским отноше­ни­ям. На картине изображен и Джозеф Брант - вождь племени могавков, который находился в то время с визитом Лондоне. Джонсон и Брант позднее вошли в сговор о совместных атаках с целью разгрома и уничтожения революционных отрядов Нью-Йорка и Пенсильвании.
Взором провидца и уникальной интуици­ей художника Вест предугадал ход гря­дущих событий и заключил персонажи в мра­чную, полную уныния атмосферу. В дра­матичной напряженности портрета ху­дож­нику удалось высветить и передать общие для портретируемых черты харак­те­ра – жестокость, подозрительность и хладнокровие – качества, необходимые в ор­ганизуемых ими побоищах. Оба погря­з­ли в преступных аферах, но, как предуга­дал Вест, их злодеяния были обречены.
Доход Веста, как живописца, создающего полотна для короля, гарантировал ему фи­нансовую независимость. Одна из ре­лигиозных картин «Christ Healing the Sick in the Temple» - громадное полотно по площади, превышающее 9 квадратных мет­ров, было им продано за 3000 гиней - самая большая сумма, уплаченная за про­­изведение изобразительного искусс­т­ва, где либо в мире в то время.
West - The Battle of La Hogue.jpgХудожник продолжал радовать короля сво­ими картинами. В процессе создания по­лотна «The Battle of La Hogue», изо­бражающего эпизод морского сражения, в котором британский и голландский фло­ты в 1692 г. разбили французский, Вест обратился к британскому адмиралу с про­сьбой воссоздать картину военных дейст­вий. Адмирал согласился помочь. Он при­гла­сил Веста на стоянку военных судов в Spithead и приказал кораблям совершать маневры и стрелять из орудий, чтобы про­демонстрировать влияние дымовой за­весы на ход морского сражения. Пушки палили, а Вест делал наброски.
Вест был президентом Королевской ака­демии искусств почти непрерывно с 1792 г., несмотря на скрытые происки и гряз­ные интриги против него. Как президент академии, он имел огромное влияние, и его идеи играли решающую роль в раз­ви­тии живописи. Последовательно и не­уклон­но Вест использовал имеющиеся в сво­ем распоряжении возможности и ав­то­ритет для одной цели – обучения и про­дви­жения молодых художественных да­рований. Cтудия Веста преобразилась в великолепное учебное заведение, поль­зующееся мировой известностью.

Но Вест не давал отдыха и собственной ки­сти - каждый день работал в мастер­ской, расположенной в его роскошном лон­донском поместье. Художественный кри­тик в то время писал: «Занятие жи­во­писью было для него не трудом, а на­сла­ж­­дением. Он испытывал огромную ра­дость и удовольствие, отдавая все силы и способности, данные ему Всевышним, с одной единственной целью - вытаскивать своего собрата человека со дна преис­по­д­ней, где он погряз в трясине невеже­ст­ва». В то время, как Вест был занят лю­бимым делом, его супруга читала книгу, где-нибудь в другом конце особняка. По­сле 40 лет супружеской жизни она отме­ча­ла, что никогда не видела мужа, охва­чен­ного гневом, ненавистью, яростью.
Но творчество невозможно без страсти, однако, хорошо сдерживаемой, контро­ли­ру­емой и управляемой. И без неимо­вер­ных усилий, борьбы и труда, однако, глу­боко спрятанных от постороннего глаза. Истина состоит в том, что Вест избежал тай­ных мук творчества. Большинство его поздних полотен, заказанных Георгом III, вклю­чая сотни метров библейских сцен, бы­ли довольно претенциозными произ­веде­ниями. Но немногие из его совре­мен­ников замечали это. Художник продолжал создавать все новые и новые картины, ко­торым часто были даны непомерно высо­кие оценки.
Постепенно его влияние стало умень­ша­ться, а творчество увядать. К счастью для Веста, он имел силы и твердость избегать всего, что нарушало его душевный покой - состояние абсолютно бесценное, осо­бен­но в поздние годы. До конца дней ху­дож­ник сохранил уверенность в том, что об­ладает талантом гения, в чем мир уве­рял его на протяжении всей жизни.
Вест оставался на вершине своей про­фессии, неустанно продолжая активную об­щественную деятельность и творчес­кую работу. Его картина «Death on a Pale Horse”, написанная с юношеским востор­гом и трогательным реализмом, была по­ка­зана в Париже и послужила основой со­здания романтического жанра француз­ской живописи. Когда пришло время по­кидать этот свет, «друг короля» отошел в дру­гой мир спокойно, без скорби и со­жаления.
Вскоре после его смерти молодое, горя­чее, охваченное романтическими поры­ва­ми поколение открыто смеялось над «сверх­великолепными» полотнами Вес­та. Но были и другие, которые почитали и уважали его за неиссякаемую доброту и щедрость. Духовное величие преодолело все его недостатки и самодовольство. Наи­более признанный художник был и наи­более добрым, щедрым и отзывчи­вым. Вест тратил свои средства на со­дер­жание учеников, окружал их заботой и вни­манием. Он находил теплые слова для каждого, даже для бедняги помешан­ного художника и поэта Вильяма Блэйка, и для только начинающих карьеру в ис­кус­стве молодых пейзажистов Тернера и Констэбля.
И что особенно важно в перспективе ис­то­рии американской живописи, Вест со­здал невидимый мост, соединивший аме­риканское и европейское изобразите­ль­ное искусство. Он заполнил дом амери­кан­скими студентами, а их молодые серд­ца - вдохновением. Такие художники, как С.W. Peale, Gilbert Stuart, John Trumbull, Rem­brandt Peale, Thomas Sally совер­ши­ли паломничество к дверям его дома в по­­исках совета и помощи. Он стал ро­до­на­чальником трех поколений американ­ских художников, которые навсегда со­хра­нили в сердцах память о замечатель­ном друге, наставнике и учителе. 
Большинство работ Веста были куплены королевской семьей и после его смерти за­мурованы в подвалах Виндзор­ского дво­рца. Казалось, что имя художника ис­чезло навеки. Но удивите­льным образом в настоящее время происходит воз­рож­дение интереса к твор­честву Веста. На его работы составлены академические ка­талоги, в Лондоне создан музей, и мно­гие картины снова увидели свет. И кто зна­ет, возможно, в недалеком будущем к ан­гло-американскому чуду вернется во­с­хищение, благосклонность и былая сла­ва.




 Фатима Максимизировать

 Недетские стихи Максимизировать

 Джон Синглтон Копли Максимизировать

 Удачное замужество Максимизировать

 Нечемпион Максимизировать

 Можжевельник Максимизировать

 Под красной горой Максимизировать

 Сенокос Максимизировать

 Taлисман Максимизировать

 Заговорная сила Максимизировать

 Тревожная зима Максимизировать

 Новогодняя звезда Максимизировать

 Выигрыш Максимизировать

 Хозяин в доме Максимизировать

 Художник Хорейс Пиппин Максимизировать

 Бабушка Moзеc Максимизировать

 Джон Кэйн Максимизировать

 Уроки косметики Максимизировать

 Простая кошка Максимизировать

 Мир грез Максфельда Пэрриша Максимизировать

 Кукла Максимизировать

 Художник Грант Вуд Максимизировать

 Александра Максимизировать

 Cюзи Максимизировать

Доска Объявлений
TELEPROM
Copyright © 2007-2014. PhilaRu.com О нас Условия использования Соглашение о безопасности