TopBannerPhoto
18 ноября 2017 г. 10..12°C    Поиск Регистрация  Вход
Patelka Dental
 Новости Минимизировать

Dr. Volchonok, DDS
 Досуг Минимизировать

 О серьезном Минимизировать

 Домашнее Минимизировать

 Личное Минимизировать

Dr. Volchonok, DDS
 Виталий Соминский Минимизировать
Vitaly Sominski.JPGВиталий Соминский закончил медицинский институт, заведовал терапевтическим отделением. Создал в Риге отраслевую научно-исследовательскую лабораторию спектроскопического анализа органических веществ и руководил ею 13 лет. Был членом профильного Научного Совета и председателем научно-прикладной секции Академии Наук СССР. Доктор наук, автор 176 научных публикаций и 13 патентов. С 1990 г. работал в Израиле, Канаде, США. С 2004 г. он и его жена работают в компании, разрабатывающей новые приборы и методы для правоохранительных органов.

 Таланты и поклонники Минимизировать

Таланты и поклонники

Восторженность - свойство юности, но я и сейчас не могу без этого чувства вспоминать некоторых талантливых людей, бывших моими друзьями или добрыми знакомыми. Вот несколько запомнившихся деталей наших встреч.
 
Илья Авербах


Averbah.jpgИлья Авербах - имя кинорежиссера, звучавшее громко, но трагически короткое время. Мне очень нравились и нравятся  его фильмы, но вспоминаю я сейчас другое. Илья был моим сокурсником по институту и хорошим приятелем. Уже в те годы он обращал на себя внимание уверенностью в себе, некоторой театральностью и аристократизмом. Кое-что было, по-видимому, от матери - статной и горделивой дамы, напоминавшей мне своей осанкой Ермолову на знаменитом портрете. Илья сочинял стихи и показывал их мне как «собрату по перу», любил классическую музыку и был влюблен в известную актрису. Тайной его юношеских исповедей я дорожу.
Вспоминаю несколько эпизодов нашей дружбы. И он, и я были частыми посетителями филармонических концертов, но никогда прежде я не приходил на концерты с партитурой исполняемых вещей. Слушая исполнение, Илья демонстративно сверялся с нотными листами, которые  находил в коллекции моей мамы. Сразу же честно признаюсь, что я чувствовал себя ужасно неловко, так как расценивал это все как чистое пижонство, но Илья смотрелся великолепно!
Приятным объединяющим нас обстоятельством была любовь к Александру Вертинскому. Найдя среди очень старых маминых нот его знаменитое произведение «Лиловый негр», Илья однажды попросил у меня эти ноты на время. Время же, как известно, бесконечно…! С тех пор, когда в просьбах или обещаниях используется эта философская категория, я настораживаюсь.
Вспоминаю один характерный эпизод. Как-то утром вижу в институте Илью и нашего сокурсника (ставшего, между прочим, в последствии актером). Вид у обоих торжественный, но у Ильи правая рука на перевязи, а «артист» что-то держит в руке, завернутое в бумажную салфетку. Чувствую, конечно, что это представление. С наигранным беспокойством спрашиваю, что случилось. В ответ Илья торжественно заявляет: «Тебе как другу можно!» И с этими словами снимает руку с перевязи и медленно протягивает ее мне. «Можешь дотронуться: вчера вечером я здоровался этой рукой с Арамом Хачатуряном!» В тот же момент «артист» разворачивает салфетку – «А на это можешь посмотреть - это лимон из стакана Хачатуряна!". С рукой, пожатой Арамом Хачатуряном, сложнее, конечно, но лимон, если он сохранился, можно попробовать продать сегодня на аукционе.
Ильи уже давно нет с нами. Горько это сознавать. Остались его талантливые фильмы, с участием молодого Славы Васильева, нашего сокурсника, хорошего и доброго человека. Так экран сохранил образ моего приятеля таким, каким я его знал, когда был его ровесником. Это был уже второй случай в моей жизни. Первый вечно юный свидетель моего детства - Игорь Клименков. Мой товарищ по школе, запомнившийся всем паж в «Золушке». Не знаю, удалось ли ему выучиться на волшебника, но сняться в еще одном фильме ему, в отличие от меня, удалось. Дело в том, что как-то нас обоих остановила в школе женщина и предложила сняться в кино. Нужно было в назначенный день и час явиться на киностудию. О, как мне не повезло! Именно в тот день в моем дневнике появилось замечание о не слишком примерном поведении. Родители были неумолимы. После этого я предпринял еще только одну попытку сняться в кино. Как-то раз, приехав в Ленинград, я позвонил Илье, уже известному кинорежиссеру. Поговорив о чем-то, я решил пошутить: «Дай хоть задние ноги льва сыграть!" Или эта роль уже была кому-то обещана, или он вообще не собирался снимать льва, но Илья сухо и быстро свернул разговор. Если же серьезно, то мне и сегодня мучительно стыдно: как я смог позволить себе такую пошлость. Не уверен, однако, что кино потеряло великого артиста. 

М.Б. Брохес

vertinsky.jpgМоя любовь к Александру Вертинскому неизменна. Я и сегодня считаю его талантливейшим человеком, создавшим песни и образы необычайной красоты и изысканного вкуса. Считаю, что моему поколению невероятно повезло: в годы духовного формирования иметь возможность воспитывать свой вкус и душу общением с легендарной личностью и творчеством А. Вертинского.
Я знал многие произведения Вертинского по старым пластинкам, сохранившимся у его поклонников, несмотря на все преследования режима социалистического реализма и концлагерей. Я и мои друзья не пропускали ни одного концерта певца в Ленинграде. Многое о молодом Вертинском мне рассказала мама. Видел я и старые ноты с его портретами  в костюме Пьеро на обложке.
Однажды я отдыхал на Рижском взморье, когда там, в филармонии выступал А. Вертинский. Разумеется, что я был на его концерте и вновь наслаждался удивительно красивыми стихами, проникновенными мелодиями, неповторимым исполнением и столь необычным для окружающей действительности обликом певца. Всегда восхищало меня и мастерство его аккомпаниатора - Михаила Борисовича Брохеса. Воистину это было совместное творчество, в котором не было фальши ни в нотах, ни в ритме, ни в экспрессии.
Время я проводил вместе с балеринами Мариинки, отдыхавшими в доме отдыха «Журналист», расположенном недалеко от филармонии и пляжа. Однажды одна из моих знакомых сказала мне, что в их доме отдыха живет сейчас М.Б. Брохес. Я загорелся идеей попросить его поиграть вещи Вертинского. Совместными усилиями нам удалось уговорить Михаила Борисовича. Вечером, на террасе одного из корпусов, где стояло старенькое пианино, состоялся этот незабываемый для меня концерт. Оказалось, что Михаил Борисович прекрасно имитирует и голос, и манеру Вертинского, создавая полную иллюзию оригинального исполнения. Однако самым замечательным было то, что Михаил Борисович исполнял все, что мы его просили. Вот тут-то и сказалось мое знание произведений Вертинского, не исполнявшихся певцом в славное советское время. Михаил Борисович удивился моим познаниям и с видимым удовольствием играл и пел все, что я мог вспомнить.
Впечатления мои от этого вечера были столь сильными, что я попытался их выразить в стихах, которые в то время еще пытался сочинять. Набросав черновой вариант акростиха с начальными буквами строф из инициалов имени, отчества и из букв фамилии М.Б. Брохеса, я положил листок в книгу, которую читал тогда. Затем, забыв об этом, я вернул книгу кому-то из девочек. Вскоре после этого ко мне подошел Михаил Борисович со словами благодарности и сообщил, что показал мое стихотворение А. Вертинскому, и тот оставил для меня два билета в кассе концертного зала. Это были самые лучшие, но и самые дорогие места. Не имея возможности купить такие билеты, я обратился к Михаилу Борисовичу. Он предложил мне контрамарки для бесплатного посещения концерта.
Мы часто затем разговаривали, прогуливаясь с Михаилом Борисовичем по пляжу. Некоторое время мы переписывались. Мне, конечно, все это было очень приятно и до сих пор памятно.
Прошло время. Как-то в «Известиях» появилась статья И. Смоктуновского о А. Вертинском. Я с радостью стал ее читать. С радостью потому, что предвкушал удовольствие от этой неожиданной встречи двух великих артистов. Статья действительно была очень интересной и очень созвучной моим мыслям и чувствам. Но это было еще не все. Я так жалею, что не сохранил ту статью! Не помня дословно то, что сейчас вспоминаю, могу сказать только одно - я прочел у Смоктуновского, что произведениям Вертинского место в музее. Но ведь это были мысль и образ из моего давнего стихотворного посвящения М.Б. Брохесу! Из своих стихов я еще кое-что помню:
   «Маленькая, тесная, душная терраса.
    Больше любопытных, нежели друзей.
   Близится, растет и потрясает масса
   Рыданий, для которых выстроят музей...»

Совпадение было настолько удивительным, что я попытался через газету поделиться со Смоктуновским своей нечаянной радостью. Ответа я не получил. Так же, как и тогда, когда просил В. Молчанова сообщить мне адрес М.Б. Брохеса после появления этого замечательного артиста в передаче «До и после полуночи». Возможно, что в обоих случаях письма не дошли до адресатов. Но, в общем-то, это уже неважно: свой музей для песен Вертинского я уже выстроил.

 


 Воспоминания с мед. ароматом Максимизировать

 О друзьях-товарищах Максимизировать

Доска Объявлений
TELEPROM
Copyright © 2007-2014. PhilaRu.com О нас Условия использования Соглашение о безопасности